Советы женщинам!
ЛедиВека.ру » Без рубрики »

Дизайнер Том Форд женился на своем давнем партнере

logo

Содержание

Том Питерс

«Неопределенность – единственное,

в чем можно быть уверенным»,

— Энтони Ма, Citigroup, глава отдела инвестиций в Азии.

«Боязнь перемен – ничто по сравнению с ощущением собственной никчемности», — генерал Эрик Шинсеки, Глава Объединенного Комитета Начальников Штабов ВС США.

СТОКГОЛЬМСКАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ

Stockholm School of Economics in Saint Petersburg

Часть I. НОВЫЙ БИЗНЕС НОВЫЙ КОНТЕКСТ

Глава 1. Представляя мир заново: все ставки биты

Глава 2. С trl- Alt- Del: разрушения необходимы

Часть II. НОВЫЙ БИЗНЕС НОВАЯ ТЕХНОЛОГИЯ

Глава 3. На перепутье: катаклизм белых воротничков

Глава 4. Информационные технологии меняют все: кто не успел, тот опоздал

Часть III. НОВЫЙ БИЗНЕС НОВАЯ ЦЕННОСТЬ

Глава 5. От «центра затрат» к положению звезды: преобразование фирмы по оказанию профессиональных услуг (Р SF)

Глава 6. Р SF — это бизнес: неотложные решения

Глава 7. Добро пожаловать в ХР/кросс-функциональный мир: решения50

Часть IV. НОВЫЙ БИЗНЕС НОВЫЙ БРЭНД

Глава 8. За пределами решений: обеспечить незабываемые переживания

Глава 9. Больше впечатлений: займитесь «бизнесом мечты»

Глава 10. Дизайн: душа нового предприятия

Глава 11. Господин дизайн: красивые системы

Глава 12. Предложение о предельной ценности: сердце брэндинга

Часть V. НОВЫЙ БИЗНЕС НОВЫЕ РЫНКИ

Глава 13. Тенденции стоимостью в триллионы $$$ I: женщины орут!

Глава 14. Тенденции стоимостью в триллионы $$$ II: «бумеры»: золотое дно

Часть VI. НОВЫЙ БИЗНЕС НОВАЯ РАБОТА

Глава 15. Придание работе значимости: WOW-проект

Глава 16. Без предела: WOW-проекты для бессильных

Глава 17. Босс за работой: герои, демонстрации, истории

Глава 18. Приводя WOW-проект к реализации: продажи25

Часть VII. НОВЫЙ БИЗНЕС НОВЫЕ ЛЮДИ

Глава 19. Переосмысление роли индивида: жизнь в мире, в котором вы — брэнд

Глава 20. Первая задача босса: талант25

Глава 21. Встречайте нового босса: правят женщины!

Глава 22. Понять все с самого начала: образование для эпохи креативности и уверенности в себе

Часть VIII. НОВЫЙ БИЗНЕС НОВЫЕ ПОЛНОМОЧИЯ

Глава 23. Думать нестандартно: главное для получения высокой добавленной стоимости

Глава 24. В поисках превосходства:отчет за три поколения

Глава 25. Cтремление к превосходству в век разрушения: лидерство50

Примечания

Выражение признательности

Выражение авторской признательности

Том Питерс

Притворство декана

В 2002 году я пытался (безуспешно) убедить Стэнфорд аннулировать мою степень МВА.

Вот почему: в те времена, когда я получал степень, деканом бизнес-школы был Роббер Джадик. Он являлся также профессором по бухгалтерскому учёту и, будучи студентом, я посещал его углубленный лекционный курс. 30 лет спустя я увидел Джадика на телеэкране. Он давал показания в связи с фиаско Еnron. Он не только был членом совета директоров Еnron, но также был председателем аудиторской комиссии. Тем не менее, он заявлял, что понятия не имел о всех тех странных махинациях, которые привели к крушению компании.

Когда человек, бывший главой аудита Еnron… последним бастионом финансового контроля… заявляет о своей «неосведомленности», возникает вопрос: как он представлял себе пользу от преподавания в школе, деканом которой был? Задумывался ли он о том, какие уроки я извлекал из его «углубленного» курса по бухгалтерскому учету?

Не стоит и говорить, что мое отношение к степени МВА и к традиционному бизнес-образованию стало даже еще более неприязненным, чем было до сих пор. (Что уже говорит о многом.) То же самое касается и моего мнения об общепринятых методах ведения бизнеса в целом.

Как видите, для меня это личная проблема. Но бизнес — не абстракция и касается лично каждого.

В ЭТОМ СОСТОИТ ГЛАВНЫЙ СМЫСЛ ЭТОЙ КНИГИ!

Я чертовски взбешён!

Мне сейчас 60 лет. Я занимаюсь своим делом вот уже более четверти века. Я даже достиг некоторой степени признания. В настоящее время у меня нет необходимости писать книги. Все мое время отнимают выступления и консультационная деятельность. Так почему же… в этот чудесный июльский день… я нахожусь дома, склонившись над самодельным письменным столом … и пытаюсь начать книгу №11?

Потому что я вне себя от ярости.

Я уверен, что все инновации появляются отнюдь не в результате маркетинговых исследований или тщательно спланированных фокус-групп, но рождаются выведенными из себя людьми. Людьми, которые не в силах мириться с тупостью финансовых отчетов. Людьми, которые приходят в ярость от того, что базы данных ЦРУ и ФБР не соединены. Людьми, которые разочарованно всплескивают руками, когда сделанные ими в сборнике церковных гимнов закладки разлетаются в разные стороны (что потом приводит к изобретению самоклеящихся листочков Роst-It).

Боб Уотермен, мой старый друг и соавтор книги «В поисках превосходства» (1), однажды заявил журналисту: «Том чувствует себя несчастным до тех пор, пока не придет в бешенство». Что верно, то верно. И сейчас как раз такой момент — я в бешенстве. Я в бешенстве, от того, что я (и большое число людей гораздо умней меня) в течение 25-30 последних лет неустанно кричали, вопили и взывали по поводу процедур банкротства… но все без толку.

Каждая глава этой книги начинается с «Тирады».

Моя общая мысль вкратце такова: люди… в организациях и правительстве… в основной своей массе обладают добрыми намерениями. Им нравится добиваться результата. Им нравится приносить пользу другим людям. Но на каждом шагу… они натыкаются на преграды … в виде нелепых организационных барьеров… и самомнения маленьких тиранов (будь то руководители среднего звена корпораций, командиры полков в армии или директора школ).

Красноречивое высказывание на этот счёт содержится в книге Франка Леканна Депре и Рене Тиссена «Территория Зеро: выходя за рамки организации»(2) :

«Созданные нами организации стали тиранами. Они захватили контроль и связали нас по рукам и ногам, создав барьеры, которые скорее препятствуют, нежели помогают ведению бизнеса. Линии, которые мы начертали на наших красивых организационных диаграммах, превратились в стены, через которые никому не перебраться и не заглянуть».

Да. Стены. Барьеры. Тираны.

Можем ли мы вернуть контроль…?

Но мне (нам) он больше не нужен

Сколько голов, столько и философов. Но вопросы безопасности (международный терроризм) тревожат всех. Глобализация имеет разные последствия — благоприятный в целом результат сопровождается беспорядком и крайней нестабильностью. Цунами технологических изменений захлестнули нас и привели в замешательство. Руководители компаний валятся, как мухи — но не из-за плохой стратегии, а в результате вскрывшихся махинаций. Многие оказались обманутыми, включая, в качестве особенно вопиющего примера, тех, кто доверял руководству Enron и заморозил свои активы в пенсионном фонде компании.

Хотели бы вы поменяться местами со своим отцом? Хотели бы вы тяжко работать 11 часов в день… на той старой фабрике Веtlehem Streel или заводе Ford Motor Company образца примерно 1935 года? Я — нет. Я бы не хотел поменяться местами со своим отцом, с его потогонной конторской работой, в одной и той же компании, в одном и том же здании на протяжении д-о-л-г-и-х 40 лет.

Революция рабочего места продолжается. Ни один нормальный человек не собирается проработать всю жизнь в одной компании. Некоторые называют это явление «концом корпоративной ответственности». Я называю это… началом обновленной личной ответственности. Прекрасной возможностью взять судьбу в свои руки.

Чтобы эта возможность стала реальностью, нам необходимы совершенно иные общественные правила. Например, универсальные медицинские пособия, не связанные с компанией.

Широкие возможности непрерывного переобучения, частично поддерживаемые правительством. Пенсии, которыми бы мы управляли самостоятельно, независимо от наших работодателей.

Но, прежде всего, нам нужны воля, и страсть, и знания, чтобы справиться со свалившейся на нас, хотим мы этого или нет, ответственностью.

Дайте мне полномочий! Сделайте меня Председателем совета директоров, и СЕО, и президентом компании Tom Inc. Вот чего я прошу! ( Даже умоляю!)

Я люблю бизнес в его лучших проявлениях. Если речь идет о стремлении к росту, об оказании услуг, приводящих в восторг клиентов. Я особенно люблю бизнес в пору нынешних перемен. В этот самый по-настоящему волшебный, хотя и во многом пугающий, момент.

Крутой бизнес: выбора нет

Я не безудержный оптимист. Я многое повидал на своем веку. (Очень многое.) Суровая действительность давно с хрустом раздавила мои розовые очки.

И все же я надеюсь. Не на то, что человеческая природа станет лучше… или исчезнет зло… или жадность уйдет с лица земли. В условиях новой экономики люди смогут стать сильнее, взяв в свои руки ответственность за свою профессиональную жизнь. Я надеюсь, что люди также смогут получать удовольствие от своей инстинктивной любознательности и изобретательности, которые до сих пор весьма эффективно подавляются бизнес-образованием и корпорациями.

Плохая новость: у нас нет выбора. Микропроцессоры возьмут на себя всю рутинную работу. Мы будем вынуждены заново обрести себя, как это произошло, когда мы оставили фермы и пришли на фабрики, и потом, когда нас выкинули с производства и переселили в небоскребы для белых воротничков.

Потрясающая новость (на мой взгляд): у нас нет выбора. Нам с вами, открывшим себя заново, не останется ничего иного, как изо всех сил барахтаться, стараясь научиться создавать добавленную стоимость каким-нибудь значимым способом.

Каждая глава книги начинается с Тирады и Видения.

Мое общее видение вкратце: Бизнес — это здорово. Бизнес — это рост, изобретение, творчество и польза. Это «невидимая рука» Адама Смита. Или, как выразился Нобелевский лауреат Фредерик Хайек, «процесс спонтанных открытий». Или как выразился экономист Джозеф Шумпетер, «взрыв творческого разрушения». В своем лучшем виде это создание вещей, которые делают жизнь менее обременительной, чем она была в средние века. Бизнес позволяет нам забыть о рабстве средневековья, каторжном труде первых 150 лет промышленной революции и о конторской рутине последних 75 лет.

Да, бизнес — это круто.

(По крайней мере, может быть.)

Цвета радуги: этот бедный коричневый

Уинстон Черчилль имел особое мнение насчет коричневого цвета. Я тоже. «Не хочу притворяться, — сказал спаситель Западной цивилизации, — что я равнодушен к цвету. Мне очень нравятся яркие краски, и мне искренне жаль этот несчастный коричневый».

Мне нравятся цвета Technicolor (3). В особенности ярко-красный. Логотипом моей компании, который создавался два года, является ярко-красный восклицательный знак. Pantone PMS 032.

Я предпочитаю язык яркий и сочный, как Technicolor. Не из вредности, а в силу голой логики.

Голая логика:

1. Настали времена Technicolor. (Несомненно.) Поэтому…

2. Требуются соответствующие Technicolor -слова, Technicolor -идеи и Technicolor -решения.

3. Что и требовалось доказать.

«Инициативы» — скучное слово

Я буду вести речь о женщинах как о прискорбно упущенном непочатом крае эффективных лидеров. Производство товаров для женщин — это рыночная возможность №1. Я не склонен советовать вам «поощрять инициативу женщин». Я предлагаю вам перевернуть вашу чертову компанию вверх ногами — чем быстрей, тем лучше — чтобы сполна воспользоваться невероятно высоким женским потенциалом.

Как видите, я не верю в «инициативы». (Бесцветно.) Я верю в полномасштабный штурм… невероятных возможностей. (Море цвета.)

Джек Уэлч управлял GЕ… великолепно… целых два десятилетия. Он изменил правила. В его 20-летней деятельности можно выделить ряд эпохальных мер, уничтожение бюрократии, одержимость качеством, использование Интернета и т. д. Но все это, я настаиваю, не было «инициативами». Это были… самые яркие не-упускания-шансов.

Так что, если вам не по душе Technicolor… вы неверно выбрали автора, издателя и книгу.

Приготовьтесь!

Развлекайтесь!

Пожалеем бедный коричневый!

Книга: нет выбора, тоже

В свои 60 лет я на старте. Это, кажется, мой первый настоящий старт с момента опубликования в 1982 году книги «В поисках совершенства». Теперь у меня новый издатель… обожающая дизайн, временами шокирующая… Дорлинг Киндерсли. Совместно мы собираемся «заново изобрести деловую книгу».

Смело? Да.

Эгоцентрично? Не без этого.

Абсурдно? Посмотрим.

Но это как раз то, что мы собираемся сделать.

За 20 лет, прошедшие с того момента, как мы с Бобом Уотерменом написали «В поисках совершенства» утекло много воды. Но сколько еще впереди. В то время, когда новые технологии начинают (да, «начинают»!) раскрывать свой неслыханный потенциал, мы ежедневно убеждаемся, что только начали (да, «начали»!) пересматривать те самые зарекомендовавшие себя правила менеджмента, которые многие из нас стали подвергать сомнению еще в 1980-е.

Я искренне уверен, что надо быть полным идиотом, чтобы не видеть, что мы находимся в самом разгаре чего-то… ОЧЕНЬ БОЛЬШОГО. Вспомним очевидную истину: очень большие проблемы… требуют… очень больших решений.

Очень большие решения. На уровне личности. На уровне организационной единицы. На уровне малого бизнеса. На уровне большого предприятия. На уровне школы. На уровне больницы Па всех уровнях правительства.

И… также на скромном уровне деловой книги. Не исключая и тот увесистый том, что вы держите в руках. Мне не было необходимости писать эту книгу. И все же… я должен был ее написать (Помните: чертовски взбешён. Не намерен больше этого терпеть.)

У меня не было выбора.

Значение книг «о бизнесе»

В 2003 году американские войска блестяще проявили себя в Ираке. Но… поверьте мне… мало кто обратил внимание, что мы тратим на оборону $400 млрд. в год… а задушенный санкциями Ирак тратит $ 1 млрд.

Американцы изменили расклад сил во II мировой войне. «Величайшее поколение»? Возможно. (Лично я предпочитаю плохо финансируемых революционеров времен Джорджа Вашингтона). То есть… крупнейший производитель вооружений… за счет крупнейшей экономики?

На самом деле: заслуга рабочих в победе значительно больше, чем заслуга рядовых.

Бизнес имеет значение!

Экономика имеет значение!

Британцы столетиями управляли миром со своего крошечного острова. Я — старый моряк – уважаю королевский флот, но еще более я уважаю британские предпринимательские торговые компании, которые были залогом всего и которые финансировали корабли флота.

Атомные подводные лодки на протяжении полувека были нашими бесценными защитниками против Советов. И все же именно … экономика, болван … поставила на колени Горбачева и Со., когда Рональд Рейган пообещал разорить их с помощью программы Звездных войн. Игра была окончена. Советы не имели средств, чтобы мериться с нами силами.

Бизнес-книги бывают хорошими… и плохими. (Конечно.)

Зато идея совершенного предприятия… несравненна. Факт: тот, у кого… лучшие практики и самые конкурентные рынки… правит миром.

Не верите?

Спросите у голландцев, англичан и американцев… которые господствовали последние 500 лет.

Забудьте о нейтралитете

Я не жду, что вы согласитесь со всем, что я здесь скажу. Но я надеюсь, что, когда вы не согласитесь… вы не согласитесь яростно. Что вы будете настолько вне себя, что начнете… что-то делать. ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ. Важная мысль, не так ли? (Жаль коричневый.) (Правит Technicolor.)

Кульминационным моментом моей истории… истории о том, «зачем эта книга»… будет надгробие. (Кульминационный момент, могильная плита — возможно, странное соседство; подумайте об этом, когда вам стукнет 60). Это могильная плита, на которой высечена эпитафия, которой я более всего желал бы избежать. А именно:

Томас Д.Питерс

1942-2003

Он бы сделал что-нибудь по-настоящему стоящее,

но ему не разрешил начальник.

Господи, избавь меня от этого! (И, пожалуйста, сотри «2003», если можно.)

С другой стороны, я знаю точно, что бы мне хотелось прочесть на моей могильной плите:

Томас Д.Питерс

1942-когда-то

Он был Игроком

Не «был богат». Не «стал знаменит». Не даже «все делал правильно». Скорее: «он был игроком». Другими словами: он не сидел в сторонке, и не смотрел, как жизнь проходит мимо … в то самое время, когда в мире происходили самые большие сдвиги за последние несколько сот (если не тысяч) лет.

Соглашайтесь или нет в чем-то другом, но если у вас есть хоть капля честности, или духа, или мужества, или силы, или энергии, вы обязаны согласиться с этим: надо сойти с обочины и стать игроком, выбора нет.

Нападение

11 сентября 2001 года небольшая группа знающих толк в Интернете фундаменталистов унизила мировую супердержаву. Выяснилось, что ФБР, ЦРУ, армада танков и полный океан авианосцев и атомных подлодок не в состоянии противостоять страстному стремлению, координированному общению и вскрывателям ящиков по $3,19 за штуку.

Террористы создали совершенную «виртуальную организацию» — быструю, гибкую, коварную и стойкую. После чего, несмотря на множественные промахи, эти террористы побили выставленных против них бюрократических бегемотов. Во ston Globe: «в эпоху, когда террористы используют спутниковые телефоны и закодированную электронную почту, американские спецслужбы вооружились против них бумагой и ручкой, а также архаическими компьютерными системами, неспособными общаться друг с другом».

9 сентября в моем родном Мэриленде национальный гвардеец задержал одного из 19 террористов. Но база данных национальной гвардии не соединена с базой данных ЦРУ, которая могла бы сообщить гвардейцу, что человек, которого он остановил за мелкое дорожное нарушение, включен ЦРУ в список потенциальных террористов. Кого это может удивить? Только не меня. ЦРУ не общается с ФБР. Тем более никому из чопорных федеральных агентств и в голову не придет снизойти до разговора с этой деревенщиной из Мэриленда.

Контекст

Это не книга о войне с терроризмом. И в то же время это книга о войне с терроризмом. Она о несостоятельности организаций, предназначенных для другой эпохи. «Наша военная структура сегодня, — написал адмирал Билл Оуэнс, бывший вице-председатель Комитета начальников штабов, — была придумана и внедрена во времена Наполеона». То же можно сказать о большинстве наших бизнес-организаций, а исключения, такие как Dell и Wall-Mart, лишь подтверждают правило.

Структура армии прекрасно подходит для противостояния (бывшему) Советскому Союзу… и совсем не подходит для борьбы с Аль-Каидой. Так, и Sеагs была отлично приспособлена для соперничества с Montgomery Ward …и совершенно не готова к Wall-Mart. IBM сняла скальп с Control Data, но была приведена в полное замешательство новоявленным выскочкой Биллом Гейтсом. Merrill Lynch взобралась на вершину верхом на Bull лишь для того, чтобы получить пинок, когда появилась Charles Schwab, которая изменила все правила работы в брокерском бизнесе. (Можно продолжать бесконечно.) Концепция «виртуальной организации» очень важна для понимания принципов функционирования нового бизнеса. Повторюсь: новые террористы показали себя мастерами этой концепции. Борьба с террористическими организациями нового типа — это проблема той же природы… что и существование бизнеса в условиях новых форм конкуренции.

10.09.2001 разговоры о «виртуальной организации» были весьма непопулярным, особенно ввиду разбросанных тут и там остатков dot.com-ов. Поздним утром 11 сентября «виртуальная организация» стала новой, доминирующей реальностью.

Вызов

«Возможно, когда-нибудь мы скажем, что ХХI век начался 11 сентября 2001 года…

Аль-Каида… представляет собой новый и необычайно опасный тип организаций — из тех, что можно назвать «виртуальным государством»… 11 сентября виртуальное государство доказало, что современное общество уязвимо, как никогда… Мы вступаем в эпоху, когда небольшое число людей, действующих без поддержки государства, но использующих невероятные возможности компьютеров, отравляющих веществ, воздушного транспорта и даже портативного ядерного оружия, оказывается способным воспользоваться огромной уязвимостью современного открытого общества.» — Time, 9 сентября 2002 года.

«Сильнейшим оружием новых врагов Америки является их неуловимость, -уверен министр обороны Дональд Рамсфельд. Сети террористов, не отягощенные жесткими рамками, штаб-квартирами и военными формированиями обычного типа, могут изучать возможности нации реагировать на угрозы и приспосабливаться к ним для подготовки новой атаки…

Аль-Каида… имеет лидеров, бюджет и механизм командования и подтвердила свою способность к нанесению большого ущерба, и ее не атакуешь в обычном сражении.

За кирпичными стенами и за пуленепробиваемыми безосколочными стеклами Пентагона г-н Рамсфельд пытается сделать неповоротливые вооруженные силы более маневренными и лучше приспособленными для борьбы с «виртуальным врагом».

«Обычными методами нам не справиться, — сказал он. — Большие организации не способны быстро вскочить на ноги и адаптироваться». В сетях террористов, напротив, изменения происходят быстро, с меньшими затратами, и какое-то время — дольше, чем у нас — незаметно для посторонних глаз», — New York Times, 3 сентября 2002.

«Индустриальная революция имела дело с количественной стороной: огромные заводские комплексы, небоскребы и сети железных дорог, власть концентрировалась в руках правителей больших территорий не только ответственных лидеров вроде Бисмарка и Дизраели, но и Сталина и Гитлера… Постиндустриальная революция наделяет властью любого, кто обладает сотовым телефоном и пакетом взрывчатки. Американское военное превосходство гарантирует, что эти новые враги не будут воевать в соответствии с нашими представлениями о чести, они застанут нас врасплох там, где меньше всего ожидаешь, в наших самых слабых местах», — Роберт Каплан, Warrior Politics .

Ставки

Мы довольно хорошо знаем, как должна выглядеть Новая Армия. Вопрос: успеем ли мы пройти такой путь… раньше, чем нас накроет катастрофа? Сможем ли избавиться от бюрократического болота, которое то, что необходимо сделать, нам не позволяет… сделать… или же ограничимся тем, что попытаемся «приспособиться» к переменам вместо того, чтобы возглавить их?

Каким бы смельчаком не был генерал Шинсеки, ему довелось ощутить, что такое быть недостаточно смелым. Его босс, не менее одержимый идеей революции… министр обороны Донзльд Рамсфельд… пришел к выводу, что Шинсеки все же является ставленником воинствующей бюрократии, и отстранил его от дел.

Как поясняет Бойер, генерал «пытался сдерживать ход военной революции и проводил ее лишь в тех объемах и теми методами, какие были допустимы, с точки зрения сопротивляющейся военной машины, то есть недостаточно революционно. Оборонный аналитик Лорен Томпсон сравнивает Шинсеки с Александром Керенским, русским революционером, который был свергнут большевиками. «Шинсеки олицетворял собой перемены прежнего образца, тогда как требовались более радикальные преобразования, которые он был просто не в состоянии произвести в отпущенный ему срок, — говорит Томпсон. — Он был готов производить перемены, которые, с точки зрения армейских традиций, были весьма значительными. Но, с точки зрения требований окружающего мира, ритм которых не совпадал с ритмом организации, эти перемены представлялись очень постепенными и консервативными.»

Вот как обстоят дела с переменами. В новой антитеррористической войне. В новом бизнес-мире.

Перемены, с необходимостью осуществления которых сталкиваются военные — точный аналог тех изменений, с необходимостью которых сталкиваются корпорации. В военной сфере ставки выше, чем, скажем, в розничной торговле, но проблемы и модели, друзья и враги в обеих этих ситуациях в точности (В ТОЧНОСТИ!) одинаковые.

По крайней мере для каждого из нас ставки исключительно велики. Вспомните эпиграф, который я позаимствовал у генерала Шинсеки:

«Боязнь перемен – ничто

по сравнению с ощущением собственной никчемности».

! Контрасты

Армия «старой экономики»

Армия «новой экономики»

Иерархическая, бюрократическая, начальники

Плоская, децентрализованная, минимум начальства

Медленно, но надежно

Быстро и надежно

Тяжелое и потому смертельное оружие

Легкое, но не менее смертельное оружие

Ошеломляющая, но неповоротливая ударная мощь

Сверхточное оружие, «разворачивающееся на пятачке»

Самые большие пушки в городе

Самые умные системы на свете

Большие скопления солдат в танках и буксующая артиллерия

Группы из 5-10 солдат — «Я -армия», вооруженные в основном технологиями и способные дистанционно применять любое оружие

Ставка на огневую мощь

Ставка на информацию

Иерархическая структура с независимыми подразделениями, управляемыми сверху вниз

Сетевая структура, взаимосвязанные группы, вовлеченные в проектное оперативное планирование

Масса трения, низкая координация, особенно с другими родами войск и госслужбами

Свободные коммуникации без трения, как внутри подразделений, так и между ними

Очень «реальные»

Очень «виртуальные»

НОВЫЙ КОНТЕКСТ

В древности картографы, желая обозначить неизведанные места, писали: «Здесь живут драконы». В 1991 году, когда с окончанием холодной войны флаг капитализма стал развиваться по всему миру, казалось, что все драконы уже убиты.

Как мы ошибались.

За какое-то десятилетие все изменилось. Драконы окружают нас со всех сторон и нам снова есть чего опасаться. В сущности, неизвестность всегда пугает.

Неизвестность сегодня и завтра… это основа создания экономической ценности. Неизвестность … имея в виду общее представление о «формах жизни»… в эпоху клонирования человека и генной инженерии. Неизвестность… означающее такое определение работы, когда программное обеспечение с искусственным интеллектом умнее нас с вами. Неизвестность… кто враг, где враг, как нам его найти и как с ним справиться, пока не появился следующий.

С другой стороны… да, есть и другая сторона… «неизвестность» открывает уникальные возможности современным последователям капитана Кука и Амелии Эрхард (1) … тем, кто достаточно смел и решителен, чтобы суметь ими воспользоваться. Это время, нуждающееся в тех, кто ломает правила, кто способен вообразить что-то, ранее невозможное.

И шагать дальше…

! Цветные правила

· Старые правила? Их больше не существует.

· Это изменчивый, изменчивый мир.

· «Ценность», «активы» — все это (это? что? где?) открыто для доступа.

· Послание: неразбериха.

· Поиск пути сквозь неразбериху приводит к… ошеломляющим прорывам.

· Упражнения в статическом планировании совершенно бесполезны.

· Наслаждайтесь борьбой!

· «Чем чаще поражения, тем скорее придет успех».

! ТИРАДА Мы не готовы…

Мы ведем себя так, как если бы катастрофа dot.com-ов означала конец новой экономики. На самом деле, мы находимся лишь в начале самой крупной и наиболее значительной волны экономических перемен за тысячу лет.

Мы стремимся любой ценой избежать ошибок и цепляемся за идеалы «порядка» и «эффективности». Но нам надо научиться извлекать пользу из не удач. Мы должны радоваться каждой загвоздке, затруднению и неразберихе, которые являются залогом истинных инноваций.

! ВИДЕНИЕ Я представляю себе

Новый сорт наемного работника. Порхающего с одного (классного) проекта на другой (классный) проект. Поднимающегося все выше и выше по «карьерной» лестнице. Жажда перемен? Высока! Еще выше! Выше не бывает!

Новую разновидность предприятий. Уменьшение бюрократии до нуля.

Модное в 1980—1990-е «наделение полномочиями» выглядит, как детская игрушка. Проворное, изобретательное, авантюрное предприятие.

Новый социальный контракт. Общество, где обучают молодежь ломать стереотипы и изобретать новое будущее. Общество, поощряющее мобильность рабочей силы посредством политики, поддерживающей инстинкт предпринимательства, и приветствующее идею глобальной деревни и изменений.

_________________ ____________________

КАСАЕТСЯ ВСЕХ

Изменения касаются не всех, верно?

Неверно! Все ставки биты. Взгляните на список.

Финансовые услуги: от джентльменских соглашений к … беспощадной конкуренции.

Производство: от нескладных Ford, GЕ и US Steel к… гипербыстрым и гиперэффективным Dell и Cisco.

Энергетика: от доминирования на рынке и стабильности к… постоянной угрозе прекращения поставок с Ближнего Востока, из Латинской Америки и т. д. Плюс: движение в защиту природы (за пределами США) устанавливает свои правила. Телеком: от монополий, довольствующихся постепенным «улучшением» к… выскочкам, делающим основные инновации. (Иногда, разумеется, они терпят неудачи.)

Медицина: от рынков, построенных вокруг работодателей, оплачивающих любые счета, и дорогущих препаратов-блокбастеров, обеспечивавших невероятную прибыль крупным компаниям к… протесту работодателей и технологическому перевороту и доминированию клиентов.

«Оазис покоя»? Не могу найти такого.

_________________ ____________________

Как пришло, так и ушло

Много лет назад я брал интервью у ныне покойного Билла МакГована, основателя МСI. Ему не довелось дождаться того момента, когда его компания пройдет полный жизненный цикл, но он предвидел, какие нас ждут перемены. «Том, — сказал он. — Мы привыкли к тому, что период, за который новые знания становятся общим достоянием, составляет три поколения. Нынче он равен 5 годам.»

(ОК, в его случае это составило 20 лет.)

МСI приняла вызов AT&T и победила. Берни Эбберс купил МСI и сделал из нее WorldCom. WorldCom запуталась в паутине бухгалтерских скандалов… и объявила о банкротстве. Теперь компания пытается восстать из пепла и хочет, чтобы мы забыли о WorldCom, сменив имя на … МСI. Есть над чем подумать.

Пока что, вследствие освобождения конкурентных сил, наши с вами выгоды как потребителей телекоммуникационных услуг превзошли все ожидания.

МСI: Рождена вчера. Изменила мир. Была проглочена. Скончалась. Родилась снова.

Мир наших отцов был… другим.

«Асфальтирование коровьих лепёшек»

Пример: Wall-Mart ставит в затруднительное положение Sеагs. Мужланы из Бентонвилля, штат Арканзас, выступили против героев розницы… и превратились в звезду самого удивительного периода роста производительности труда за всю американскую историю.

Пример: Microsoft превосходит IBM. Кучка нечесаных юнцов становятся причиной нескольких десятилетий прозябания когда-то величайшей компании мира… и быстро занимают доминирующее положение в главнейшей отрасли мировой экономики.

Пример: Charles Schwab нагоняет страху на Merill Lynch. Молодая компания из Сан-Франциско привносит в степенный мир сигар, коктейлей, клубов, акций и облигаций слово «скидка»… и сотрясает Уолл-стрит.

IBM, Sеагs, Merill Lynch — не задремали же они в самом деле!

Конечно, нет.

Но каждая из них… в это время еще продолжала вести свою предыдущую войну! IBM отбивала фланговый натиск Fujitsu и Siemens. Sеагs продолжала сражаться с Montgomery Ward. Merill Lynch билась с призраком J. Р. Моrgan. И их подловили… в тот момент, когда они не спали, а смотрели в другую сторону. Застигнутые врасплох … сбитые с толку теми, кто лишь вчера появился на свет, и кто простодушно применял новые инструменты, и новые технологии, и новые идеи лучше… быстрее… более тщательно.

Не обвиняйте Sеагs. (IBM, Merill Lynch.) Sеагs писала книгу о розничной продаже в другую эпоху… для другой эпохи. Wall-Mart повезло. Она появилась в подходящий момент, и в нужный момент предприняла спурт. В начале 1980-х, как только компьютер стал готов к рознице (прайм-тайм), стала готова и Wall-Mart (Та же модель повторилась в случае с Microsoft и Schwab.)

В 1990 году гуру реинжиниринга Майк Хаммер разобрал этот феномен в статье для На rvard Business Review. Первые три декады компьютерной революции, писал он, мы занимались «асфальтированием коровьих лепёшек» (2) (Прелестно!) То есть мы потратили 30 лет на автоматизацию… вчерашних процедур.

Что еще более печально… «коровьи лепешки» очень часто вели нас не туда, куда нужно. Это были отметки вчерашних карт. (Не те драконы!)

Возьмем правительство США. Его аппетиты на информационные технологии невероятны. Но процессы освоения безнадежно неповоротливы. Проблема не в деньгах, а в том, что дорогостоящая и сложная ИТ-система ЦРУ… отказывается общаться с дорогостоящей и сложной ИТ-системой Комиссии по наркотикам… которая не в состоянии связаться с ИТ-системой Таможни… которая не совмещается с ИТ-системой ФБР… и т. д.

Нормальные люди, безумные заявления

«Нас ожидают фундаментальные перемены в мировой экономике, несравнимые ни с чем со времен, когда пещерный человек занялся товарообменом», — говорит Арнольд Бейкер, старший экономист Sandia National Laboratories.

«Я совершенно убежден, что мы живем в один из величайших интеллектуальных моментов истории», — пишет Мэтт Ридли в книге «Геном».

«Через 25 лет нам, возможно, удастся сосредоточить всю сумму человеческих познаний в одном карманном устройстве», — заявляет Грег Блондер, предприниматель, бывший главный технический советник по стратегии в AT&T.

Подобные высказывания — у меня их наберется в избытке — составляют то, что я называю «безумные заявления нормальных людей». Многие люди… крепко стоящие на земле… начинают говорить, что… они ощущают, как земля уходит из-под их ног.

Уходит сейчас.

И быстро.

Мой любимый герой во всем этом — Рэй Курцвейл, компьютерный гуру и прагматичный футурист, владелец множества патентов и основатель нескольких компаний. Применив принципы математического моделирования к истории человечества, Курцвейл убедительно показывает, что фундаментальные изменения происходят со все убыстряющейся частотой. За тысячу лет до нашей эры важнейший сдвиг в представлениях людей о мире — «смена парадигмы» — обычно занимал несколько тысяч лет. (Вспомните, все что вы изучали в пятом классе: Железный век, Бронзовый век и т. д.) После 1000 года до н.э. смена парадигмы происходила каждые 100 лет. Скорость изменений продолжает нарастать. Один только ХIХ век принес больше перемен, чем предыдущие 900 лет. Затем, в первые 20 лет ХХ века, произошло больше перемен, чем за весь ХIХ. К 2000 году масштабная смена парадигмы начала происходить каждое десятилетие.

Глядя вперед, Курцвейл предсказывает, что технологические изменения ХХI века превзойдут изменения ХХ в тысячу раз. Главным аргументом в поддержку такого заявления является такая «особенность» как «слияние между людьми и компьютерами, идущее настолько стремительно и глубоко, что представляет собой перелом в ходе истории».

Двойной подход к риску

Статистики утверждают, что существует громадная разница между неуверенностью и неопределенностью.

Неуверенность. Вы работаете в отделе разведки нефти в Еххоn Mobil. Вы делаете дырку в дне Мексиканского залива. Используя все свои знания по геологии и геофизике, вы можете предположить, что вероятность найти нефть от (скажем) 57,5% до 64,5%. (Или где-то около.)

Это неуверенность. Вы не знаете всего, но вы знаете что-то, и вы знаете, как то, что вы знаете, соотносится с тем, чего вы не знаете.

Неопределенность. Вы спрашиваете себя…

Где находится Мексиканский залив? Что такое нефть? Зачем он нужна?

Это неопределенность.

Вы знаете так мало, что не знаете даже, задаете ли вы правильные вопросы.

Мы сейчас как раз в таком положении.

Все ставки биты.

_________________ ____________________

«МАМА, А ГДЕ ЖЕ ЛЕТЧИК?»

Заголовок из журнала Есо n о mist за декабрь 2002 года:

«Помогите! В кабине пилотов никого нет! Будут ли и впредь авиакомпании нуждаться в летчиках?» Суть: промышленный образец Global Hawk компании Grumman совершил беспосадочный перелет с авиабазы Эдвардс в Калифорнии в Южную Австралию… без пилота.

ПОДЕРЁМСЯ?

«Это драка без правил.» Так утверждает Пол Аллер, бывший СЕО Хе r ох.

Я рассматривал эту фразу в качестве варианта названия книги. В конце мне показалось, что для названия книги это слишком. Но я всем сердцем люблю это изумительное, безупречное высказывание. Всякий раз, как мы пытаемся управлять нашей карьерой, корпоративной стратегией, государством или войной, мы все время оказываемся… в драке без правил.

Практические последствия: невероятные! Если нет правил, то кто бы мы ни были — адмирал или менеджер, мы выписываем чеки, чтобы компенсировать на ходу. (Тогда как в прошлом «поборники правил» процветали, а предприниматели получали «по рукам» или хуже.)

_____________________________________

Битая ставка №1: ритуалы систематического планирования

Когда в середине 1970-х моя бизнес-карьера успешно стартовала, когда-то непобедимые США оказались экономически уязвлены новоявленным конкурентом — Японией. Все, что делали японцы, было «хорошо» — таково было всеобщее убеждение.

В ответ лучшие умы бизнеса выдвигали предложения о том, как нам выжить в новых конкурентных условиях. Таковы были большие стратегические «ставки» конца ХХ века.

Сначала это была ставка на стратегическое планирование. Люди верили в пятилетние планы. Десятилетние планы. Один «гуру»-стратег, совершенно запуганный японскими промышленными успехами, утверждал, что одна из японских компаний (кажется, Саnоn) имеет 500-летний план. Те из нас, кто пребывал в рабстве из-за требований Уолл-стрит к квартальной прибыли, рыдали навзрыд.

Да, что это были за деньки!

Мег Уитман, СЕО безумно успешной еВау… и одна из тех, кто выжил в катастрофе dot.com-ов. Она своими глазами видела, как вера в долгосрочную стратегию пришла, и потом ушла. Раньше «стратегические совещания» собирались «один-два раза в год». Теперь, «стратегические совещания» «необходимо проводить несколько раз в неделю».

Забудьте про 500-летний план. Дай Бог написать план на пять недель вперед, и дай Бог, чтобы он имел хоть какой-то смысл… да… по прошествии пяти недель.

Битая ставка М22: качество

Следующей была ставка на качество. Назовите ее ТQM. Или «6 Сигм». Или (как это делали японцы) Каizen… то бишь «непрерывное совершенствование». Или назовите это латанием дыр. Японцы подняли идеи производственного совершенства до заоблачных высот. Они многому научили нас в латании дыр. Ничего плохого — мы действительно многому научились. Я не склонен поворачивать время вспять, чтобы забыть эти неприятные и цепные уроки. Все же, они были последним эпизодом старой экономики. Японцы нынче барахтаются, пытаясь выбраться из все ухудшающейся ситуации последнего десятилетия. Создается впечатление, что на протяжении 1960 — 1980-х они лишь наводили глянец на последних участках кожуры загнивающего яблока промышленной революции.

Теперь нам необходимо что-то, разительно отличающееся от «улучшения», и даже от «серьезных улучшений» того, чем мы занимались последние 200 лет. Нам необходимо научиться играть в совершенно новую игру… игру под названием «Представить заново», в которой принцип «лучше» больше не действует.

Битая ставка №3: устойчивое конкурентное преимущество

И, наконец, мы делали ставку на устойчивое конкурентное преимущество. Проще говоря: определите одну-две вещи, которые вы делаете лучше всех… и продолжайте их делать. (Слишком простое определение? Едва ли.) Как же получилось, что ставка сорвалась? Не могу сказать об этом лучше, чем это сделал мой друг Рич Д’Авени, профессор стратегического управления в Дартмуте, в своей книге «Гиперконкуренция: Управляя динамикой стратегического маневрирования» (4). Д’Авени утверждает:

«Времена рыцарства прошли. Новый кодекс поведения представляет собой активную стратегию разрушения status quo в целях создания неустойчивой череды конкурентных преимуществ.… Век обнесенных рвами замков прошел. Наступила эпоха быстроты и неожиданности. После стольких сражений трудно повесить на гвоздь доспехи устойчивого преимущества. Но гиперконкуренция, при которой устойчивое преимущество является недостижимым, ныне единственный способом конкуренции».

Как справиться с гиперконкуренцией? Проворство, и еще раз проворство.

_________________ ____________________

ТРУДНЫЙ СЛУЧАЙ

«В следующем десятилетии в бизнес-мире будет больше неразберихи, чем в любом другом десятилетии истории… и скорость перемен будет только нарастать», — говорит бывший председатель совета директоров АОL Time Warner Стив Кейс (который за последние 3 года не понаслышке узнал, что значит неразбериха).

Я верю в зто. Особенно мне импонирует употребляемое Кейсом слово «неразбериха». Удачный синоним слову «неопределенность», при том не такой неопределенный. Это слово вбирает в себя всю тревогу и весь тот восторг, что характеризуют нашу эпоху.

«ЗАПЛАНИРУЙТЕ» ПОКУПКУ ЭТОЙ КНИГИ

Моя любимая книга по менеджменту за последние 25 лет? Легкий выбор. Генри Минтцберг. «Подъем и падение стратегического планирования».(3)

ВЫСОКИЕ СТАВКИ

Отработка приемов работы наших авианосцев не в состоянии помешать следующей группе из 19 террористов нанести разрушительный удар, причем такого масштаба, по сравнению с которым события 11/9 покажутся мелким хулиганством.

Другая игра. Другие (супер-высокие) ставки.

Требуются: Новые инструменты. Новые правила. И (Организационная заповедь №1): Новое проворство.

ЛУЧШАЯ ЗАЩИТА — НАПАДЕНИЕ

Из BussnesWeek: «Прошли те дни, когда для достижения успеха компании вроде Chrysler могли довольствоваться только одним хитом, таким как микроавтобус. «В этой отрасли сильны тенденции по защите своего ключевого сегмента, — говорит Вольф ганг Бернхардт, СОО Chrysler. Но если все играют в атакующий футбол, а вы — в оборонительный, вы проиграете»

ВЫПУСТИТЬ ГЕНЫ ИЗ БУТЫЛКИ

Экстравагантный писатель Дэвил Юинг Данкан предложил себя в качестве подопытного кролика компании Sequenom. Из его доклада:

«Sequenom поставила на промышленную основу процесс идентификации SNP (single nucleotide polymorphism).

Как мне рассказали, это первый случай, когда живого человека обследовали по полной программе на предмет обнаружения признаков генетических заболеваний.

На горизонте: тест на генетичесние заболевания, продающийся в Wall-Mart вместе с тестом на беременность».

Я В ШОКЕ

Есть ли предел?

Видимо, нет. После вступления войск в Ирак 21 марта 2003 года Sony использовала лозунг «Шок и трепет» в рекламе будущей видеоигры.

После протестов общественности Sony пошла на попятный. Тем не менее, это пример применения принципов новой экономики в полной мере.

_________________ ____________________

Переопределяющий момент

Бизнес прошел через трудные испытания. Сперва мания Интернет-компаний… затем их крах. Потом Еnгоn. Затем Andersen. Merill Lynch. WorldCom. Не говоря уже об Аль-Каиде.

Ни конца, ни края. Какие-то из этих событий стали следствием обычного бизнес-цикла. Расширение следует за сжатием. Время, когда «возможно все», сменяется периодом, когда в попытке реализовать «неограниченные возможности» некоторые заходят слишком далеко.

Однако ключом к пониманию ситуации, как мне видится, является нечто совершенно иное. Да, многие нарушают закон. Многие становятся жертвами непомерных аппетитов. Все эти злодеи должны сполна ощутить последствия своих деяний как юридические, так и финансовые. И все же… за всем этим стоит что-то более значительное.

ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ ИДЕЯ: Мы находимся в разгаре переосмысления основных идей о сущности предприятий, и даже человеческого существования… а также о создании ценностей и развитии «карьеры». Все наши горячие споры о деловых «преступлениях» выливаются не просто в разговоры об управлении «активами» и «затратами», но о самом определении этих понятий. И кажущаяся простой задача определения основных терминов становится еще более запутанной, несмотря на инструкции Комиссии по ценным бумагам и требования к отчетности, установленные Актом Сарбанеса-Оксли (5) .

Цена вопроса

До недавнего времени мы жили в мире, в котором «активами» называлось то, что «можно было потрогать». Дымовая труба, конвейер, здания из кирпича и бетона. Затем, довольно неожиданно, мы оказались в мире, где скажем, Магtha Stewart Omnimedia (6), стали вещи наподобие… «восприятия Марты». Как-то:

Вездесущая Марта = миллиарды рыночной капитализации.

Марта-обвиненная-в-инсайдерских-сделках = много (много!) меньше. Продолжительность трансформации: несколько дней.

Возьмем Нагlеу-Davidson. «Производитель мотоциклов», да? Так думают государственные статистики. (Власть вещей!) Но бывший СЕО Рич Тирлинк считает иначе. Тирлинк затратил годы в споре с воротилами Уолл-стрит касательно определения бизнеса компании. «Я пытался раз за разом втолковать им, — сказал он мне, — что мы не «производитель средств передвижения», мы создаем «стиль жизни». Тирлинк преуспел. В результате рыночная стоимость компании выросла на миллиарды.

«Производитель мотоциклов». «Создатель стиля жизни». Игра слов? Пусть так, но стоимость такой словесной игры выражается в миллиардах долларов. Подобная «игра слов» является самой сутью нашей величайшей экономической головоломки.

Добро пожаловать в мир, в котором «ценность» (всякая ценность) заключена в неосязаемых активах, в невесомых порождениях … экономического воображения.

Это не является оправданием двойной бухгалтерии, подтасовки документов или вранья инвесторам. Но это «извиняет» наше замешательство по поводу того Что имеет значение? Что является реальным? Что такое ценность?

Наслаждайтесь неразберихой (ничего другого здесь нет)

Жизнь очень беспорядочна. (Вот почему для самообразования я читаю беллетристику, а не бизнес-литературу. Большинство бизнес-книг содержат «ответы». Великая литература поднимает великие вопросы) (Р.S. Я надеюсь что у нас больше вопросов чем ответов. См. Главу 25: наиболее популярная фраза в лексиконе лидеров — «Я не знаю». Эта та мантра, что подвигает сотрудников-исследователей на великие и захватывающие поиски.)

Ричард Фарсон (мой любимый герой) и Ральф Кейес в своей изумительной книге «Выигрывает тот, кто допускает больше ошибок» описывают чудесный эпизод. Некто весьма знаменитый должен был написать очерк о своей жизни для собрания выпускников. Он принялся писать экстраординарную историю о движении от успеха к успеху. Все верно. Он был очень успешен. Затем он спохватился… и написал следующее:

«Поскольку в колледже у меня не было ни единой «пятерки», я не смог поступить в медицинское училище…

Я работал спасателем, но был уволен в конце лета. Следующая работа — продажа рекламы в «Желтые страницы» — прервалась из-за перелома ноги во время… катания на лыжах. Это дало мне три месяца на размышления о жизни. Поскольку мне нравилась психология, я подумал, что мог бы стать школьным психологом. Поэтому я поступил в Университет Калифорнии в Лос-Анжелесе для изучения психологии, но был выгнан, поскольку не поладил со своим наставником. Снова в спасатели. Однажды я узнал, что один уважаемый психолог проводит летний семинар в моем родном колледже, поэтому я бросил работу и записался на семинар. Опыт оказался многообещающим. Психолог пригласил меня учиться в Университет Чикаго. Я был так напуган статусом серьезного академического учреждения, что отложил свое поступление на год. Буквально перед получением докторской степени в Чикаго мне предложили место преподавателя сроком на год в Гарвардской бизнес-школе. Я уехал туда в конце года под всеобщее яростное неодобрение».

Конечно, он, так или иначе, совершил все те… большие дела… что были описаны в первом варианте его рассказа. Но траектория подъема к этим высотам не была ни плавной, ни предсказуемой.

Остерегайтесь любителей порядка!

Остерегайтесь тех, кто устанавливает «правила» праведного существования, правила, которые (возможно) вознесут вас в… пантеон богов.

Так не пойдет! Больше жизни! Наслаждайтесь неразберихой! Немного удачи, и вы сможете восстать из руин неудачной карьеры… спасателя… и изменить мир!

Я обожаю жизнь-такой-какая-она-есть.

Поэтому я…

наслаждаюсь неразберихой!

Потому что…

послание: неразбериха!

_________________ ____________________

АРМИЯ НАСТУПАЕТ С ПОМОЩЬЮ ДАННЫХ

New York Times сообщает, что пехотный батальон нового образца в армии США будет состоять всего из лишь 270 солдат, что составляет лишь треть от обычного количества.

Солдаты? Оружие?

«Каждый солдат будет представлять собой напичканный ИТ-технологиями сенсор. Эти «сенсоры» (солдаты?) будут поддерживаться 140 внедорожными бронемашинами-роботами.

ТОВАРЫ НА ПОЛКЕ

Из Investors Bussines Daily за 26 июля 2002: «Обычно Williams-Sonoma (7) представляет новую коллекцию в начале потребительского сезона, и до следующего сезона особых изменений в коллекции не производится, —рассказывает аналитик Джоан Богукки-Стормс из Wedbush Morgan Securities. — Если то вар не соответствовал модным тенденциям, просто устраивали распродажу в конце сезона». Проблема в том, что покупатели теряли интерес еще до окончания сезона. Поэтому компания изменила тактику. Она стала представлять новые товары каждые две недели. То, что не продавалось, немедленно распродавалось. «Необходимо приучить покупателя, что у вас все время новый, быстро обновляющийся ассортимент, — говорит Богукки-Сторм. — Прием сработал. Покупатели стали чаще заходить в магазин с целью ознакомиться с новинками, что не замедлило сказаться на результатах Williams-Sonoma.»

_____________________________________

Вверх